Роман Сенчин: «Каждый человек должен что-то писать»

Известный российский писатель – о жизненных поворотах, новых планах, путешествиях и любимых городах.

Известный российский писатель, лауреат премии «Большая книга» Роман Сенчин в начале года сменил место жительства, решительно променяв Москву на провинцию. Сейчас автор романа « Елтышевы» живёт и работает в Екатеринбурге. Мы поговорили с Романом о жизненных поворотах, новых планах, путешествиях и любимых городах.

– В этом году вы уехали из Москвы, где прожили столько лет, и выбрали своей новой родиной Екатеринбург. Почему было принято такое решение?

– Всё произошло в конце января, довольно спонтанно. Обстоятельства сложились так, что я собрал сумки и уехал. Мне давно хотелось уехать из Москвы. Я прожил в ней двадцать лет, за многое ей благодарен, но Москва очень сужает горизонт литератора. Большинство сюжетов для своих повестей и рассказов я находил, бывая у родителей в Красноярском крае, в командировках от газеты «Литературная Россия», где проработал больше десяти лет, во время творческих поездок…

Почему стал жить в Екатеринбурге? Потому, что там живет драматург Ярослава Пулинович, талантливая, красивая, светлая девушка. Мы давно с ней знакомы, присматривались друг к другу, прислушивались, а теперь вместе. Смею надеяться, что не только моя симпатия к ней переросла в чувство любви, но и её…

А Екатеринбург мне давно был интересен. Я много раз бывал в Свердловске на рок-концертах, двенадцать часов провёл здесь в конце декабря 1991 года, возвращаясь из армии, позже – уже как литератор. Здесь немало знакомых, яркая культурная жизнь, много писателей – Евгений Касимов, Константин Комаров, Юлия Подлубнова, Андрей Ильенков, Сергей Беляков, Герман Титов… В общем, как-то всё сошлось на Екатеринбурге.

– Складывается ощущение, что вы предпочитаете путешествовать по России, нежели отдыхать за границей. Вас проще встретить в Сибири, чем в Германии. Мы правы или это только кажется?

– За свои деньги за границей я побывал лишь в Париже, Испании и Эстонии. Ещё в Крыму, когда он был украинским. Остальные поездки за пределы России были по делу – книжные выставки, встречи с читателями… Мне бы, конечно, хотелось побывать в каждом уголке мира, но я понимаю, что ничего там не пойму, если буду в туристической группе. Узнать город, землю, людей можно, только оказавшись где-нибудь одному, в экстремальной ситуации. Тогда появляется инстинкт выживания, потребность в общении… Но я смотрю на свою жизнь и на окружающий мир как на материал для прозы. Прозы про иностранца в чужой стране предостаточно, а вот про русского, который открывает для себя родину, кажется, становится меньше и меньше… Последний мой рассказ, написанный в Москве, – о московской семье, которая совершает поход в Коломенское. И происходят открытия, люди видят этот район Москвы по-новому, да через него и всю столицу несколько иначе, чем привыкли.

А Сибирь – это моя родина. Если куда и ехать, когда появляется возможность, так это в Минусинск, Абакан, Красноярск, Кызыл. Тем более что под Минусинском в деревне живут мои родители… Очень рад, что за последние года два побывал в Норильске, Канске, других городах Красноярского края. Скоро намечается поездка в Иркутск, где я не был лет десять.

– Где ещё в России вам хотелось бы побывать, какую часть страны считаете для себя нераскрытой?

– Я плохо знаю Центральную и Южную Россию, Северный Кавказ… Ставрополье, север Дагестана – интересные и сложные районы. В Дагестане есть такое село – Коктюбей, где живут потомки поморов, лет триста пятьдесят назад спустившихся на Каспий. Я провёл в этом селе полдня когда-то, с тех пор хочу приехать ещё. Может, и пожить там. Хотел свозить туда писателя Владимира Личутина, уроженца Мезени. Когда позволяли обстоятельства, он болел, а теперь уже вряд ли получится… Я не бывал на Дальнем Востоке нигде, кроме Сахалина, неважно знаю Русский Север… В общем, мест нераскрытых предостаточно. Но, опять же, трёхдневная поездка мало что может дать. Нужен месяц, полгода, чтобы хоть что-то увидеть, заметить.

– Вы начали публиковаться рано – чуть ли не подростком получили гонорар за первый рассказ. Можно ли узнать об этом подробнее?

– Писать начал в детстве, сначала подражая Жюлю Верну, Майну Риду, Стивенсону. Потом, лет в двенадцать-тринадцать, пытался записывать то, что происходит в школе, во дворе, в нашей семье… Один из таких рассказов, «Борьба с кличками», послал на радио, в «Пионерскую зорьку». Рассказ был о том, как школьники вешают плакат «Все на борьбу с кличками», а сами друг друга в это время называют по кличкам, даже учительница так делает… Рассказ приняли, передали по радио, прислали мне гонорар – двадцать шесть рублей, а в 1986 году это были очень солидные деньги. Но текст при этом сильно отредактировали, ввели мораль. Я очень обиделся, что с моим рассказом так поступили, и почти десять лет никуда ничего не предлагал. Стал публиковаться в 1995 году в газетах и журналах Южной Сибири, потом поступил в Литературный институт, а в 1997-м вышла подборка моих рассказов в журнале «Знамя».

Кстати, гонорар за тот первый рассказ мне, четырнадцатилетнему, прислали без всяких проверок. Не было никаких ИНН и прочей волокиты. Просто однажды почтальон принёс кусочек серой бумаги с суммой. Я пошёл на почту и получил деньги по свидетельству о рождении. Тогда паспорта выдавали в шестнадцать…

– Ваш роман «Зона затопления» получил два года назад премию «Большая книга». Как это изменило вашу жизнь?

– Честно говоря – никак. Популярнее я не стал, книги выходят по-прежнему небольшими тиражами. Какой-то внутренней переоценки не наблюдаю… Изменила многое моя книга «Елтышевы». После неё я неожиданно для себя стал более или менее каким-то уважаемым, что ли, в литературных кругах. До этого считался крайним маргиналом. Меня публиковали в журналах, иногда даже книги издавали, но критики в основном ругали нещадно. После «Елтышевых» ругать почти перестали. Иногда этой ругани мне не хватает. Она очень подстёгивает.

– Вы довольны тем, как расходятся тиражи ваших книг в России и переводы за границей?

– Довольным быть не могу, так как считаю, что мои книги должны читать все. Иначе вряд ли нёс бы рукописи в издательства. Но на отсутствие читателей грех жаловаться. Они есть, причём по всей России. Такие разговоры бывают в очень отдалённых местностях, что удивляешься! Часто я больше благодарю людей за то, что они вообще читают современную русскую литературу, чем   меня, автора… Переводы есть. Особенно много переводили « Елтышевых». Сначала я тревожился – вещь мрачная, и решил, что её переводят для того, чтобы показать, как в России всё плохо. А когда стал ездить на презентации, то понял, что истории, подобные той, какая описана в  «Елтышевых», случаются и в Китае, и в Финляндии, и во Франции, даже во вроде бы идеальной Швейцарии…

– Можно ли прожить на писательские заработки? Или надо иметь другую, более надёжную профессию?

– У меня диплом Литературного института, в котором значится, что я литературный работник, а специальность у меня «Литературное творчество». Так что работаю я по профессии. Хотя   профессии «писатель» сегодня официально нет… На писательские заработки жить нельзя. Можно назвать лишь несколько авторов, которые живут на изданные и проданные книги. Большинство зарабатывает на жизнь иными способами. Часто в близких областях – журналистика, редакторская работа. Я не исключение.

– Говорят, у вас есть поварская специальность, это правда? Вы хорошо готовите?

– Иногда я пугаю знакомых, заявляя, что окончил школу КГБ СССР. Это была поварская школа, в которой учились солдаты-срочники погранвойск… Сначала меня хотели сделать кинологом, но я быстро сбежал в повара. Служить в армии никогда не мечтал, попал туда из-за своей лени – не стал косить, прятаться. Кое-как отслужил два года. На кухне, правда, бывал редко, в основном нёс службу, как все остальные. Полтора года прослужил на пограничной заставе на границе с Финляндией. В общем-то, нормально всё было. Готовлю я без изысков, но, как многие говорят, съедобно. Иногда люблю постоять у плиты. Не всё же за письменным столом горбатиться…

– Вы считаетесь (и, без сомнений, являетесь) реалистом. Бывает ли желание обмануть ожидания читающей публики   и выпустить в свет фантастический роман или пьесу с элементами мистики?

–   Хочется не то чтобы обмануть кого-то, а отклониться в другой жанр. Тянет написать хороший, умный детектив, приключенческую повесть, но не получается… Я думаю, каждый литератор приходит с некой, не побоюсь этого слова, миссией. Ярлыка «писатель одной темы» я не опасаюсь. Наоборот, писатели-многостаночники вызывают у меня недоверие. Невозможно с равной силой писать о современности и о пятнадцатом веке, реализм и фантастику. Впрочем, реализм настолько широк, что в нём уместится и история, и фантастика с фэнтези, и мистика, и детектив. И большие писатели-реалисты это доказали своими произведениями.

– В этом году вы работаете в Большом жюри премии «Национальный бестселлер». Поделитесь впечатлениями о литературном процессе – попалось что-нибудь интересное?

– Может прозвучать как штамп, но всё-таки скажу, потому что это правда: в этом году лонг-лист «Нацбеста» очень сильный. Много известных писателей с отличными книгами, есть новые талантливые авторы. Кому-то отдать предпочтение – а по условиям член жюри присуждает одному произведению три очка, а другому – одно, – очень трудно. За бортом остаётся ещё с десяток достойных вещей… Некоторая проблема премии «Нацбест» в том, что её девиз: «Проснуться знаменитым!», а в лонг-листе – большинство уже знамениты. Так происходит каждый год. Дмитрий Быков и Леонид Юзефович «просыпались знаменитыми» уже по два раза… Организаторы пытаются ввести некоторые ограничения для номинантов, но тем не менее некоторое несоответствие между девизом и реализацией остаётся. И понятно при этом, что в премию для дебютантов «Национальный бестселлер» превращать нельзя.

– Если бы кто-то из ваших детей захотел пойти по вашим стопам и стать писателем, вы поддержали бы его в этом?

– Как я могу поддержать? Запрещать бы не стал. По-моему, каждый человек должен что-то писать. Стихи, дневники, прозу и что-то вроде пьес. Это очень полезно, делает жизнь осмыслённее… А идти в Литературный институт и договариваться, чтобы моего ребёнка приняли, или в журнал с просьбой напечатать – нет. Единственное, наверное, посоветовал бы книги, которые полезно прочесть, литературные объединения, в которых действительно полезно заниматься.

– Как продвигается ваш новый роман? Когда планируете его закончить?

– Роман не роман, но довольно большую вещь я начал осенью 2014 года, сразу после того, как закончил «Зону затопления». Написал махом около сотни страниц, а потом не то чтобы забуксовал – в голове всё вроде бы готово, – но отвлёкся на другие дела, занялся небольшими повестями и рассказами, сюжеты которых накопились за то время, пока был занят «Зоной затопления»… В последние месяцы вернулся к начатому.

Вещь называется «Дождь в Париже», но по содержанию она – о моём родном Кызыле, столице Тувы. Некоторые уже посмеялись над несоответствием названия и содержания… Это отчасти автобиографический текст. Несколько лет назад, осенью, я провёл в Париже четыре дня. Было два выступления на каком-то литературном мероприятии, а в остальное время я валялся в крошечном номере отеля. В голову лезли воспоминания о моём детстве, о юности, которые прошли в Кызыле. Я заставлял себя идти гулять по Парижу, но не мог. Тем более все четыре дня лил дождь, и я оправдывал свое лежание на кровати тем, что холодно и сыро…

Потом захотелось написать об этом казусе. Правда, я уехал из Кызыла в 93-м, в двадцать два года, и с тех пор бывал там эпизодически, а мой герой, у которого есть прототип, продолжает жить в Кызыле. Однажды он, немолодой человек, покупает тур в Париж, о котором мечтал с детства, едет туда и вместо того, чтобы ходить по музеям, улочкам, бульварам, о которых читал много лет, торчит в номере, выпивает и не может отделаться от прокручивания в голове своей жизни…

Я тоскую по Туве, вижу, что в ней происходит много того, что постепенно отделяет её даже не от России, а от русского мира, который вроде как расширяется и крепнет. В Туве много общего с республиками Северного Кавказа, со странами Прибалтики, которые я посетил прошлой весной. И там, и там русские – своего рода инородные тела. Кто-то уезжает, кто-то держится, некоторые даже приезжают туда жить… Сложные процессы. Стоит их попытаться показать в прозе.

Анна Матвеева, фото из личного архива автора

 

 
По теме
НАГРАДЫ НАШЛИ ПОБЕДИТЕЛЯ! - Центр медицинской профилактики 19 июня Общественная палата Ямала провела торжественную церемонию вручения призов и дипломов авторам лучших работ в конкурсе "Я против коррупции", а также в акции "Протяни ладонь".
20.06.2018
 
Пресс-служба Минсельхоза России объявляет старт приема проектов на творческий конкурс «Моя земля Россия-2018» - Департамент АПК С июня стартует V (пятый!) творческий конкурс «Моя земля – Россия» под эгидой Минсельхоза РФ во исполнение государственной программы развития сельского хозяйства до 2020 года.
18.06.2018
Нажмите для предварительного просмотра изображения - ЛабытнангиТВ Лабытнанги ТВ Завершилось голосование по направлению «Земляки!» Спасая здоровье, спасаете жизнь!» Лабытнангцы определили лауреата диплома «Народное признание» среди медицинских работников.
15.06.2018
 
ОБЪЯВЛЕНИЕ    Управление Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Карелия  объявляет о проведении конкурса на замещение вакантной должности нотариуса, занимающегося частной практикой,
14.06.2018
Сегодня, 14 июня, стартовал сбор идей по ещё одному направлению проекта - «Земляки!» Работники стальных магистралей!» - Администрация г. Лабытнанги Лабытнангцам предстоит предложить имена железнодорожников – дорожных мастеров, инженеров, дежурных по станции, диспетчеров и ремонтников, кассиров.
14.06.2018
 
JPG Файл - УМВД Ямало-Ненецкого АО «В преддверии Дня России сотрудники пресс-служб территориальных органов МВД России подготовили викторину "Моя полиция - моя Россия" - «фотовопросы» из самых интересных и красивых мест, расположенных в разных субъектах РФ.
12.06.2018
Рыбалка закончилась трагедией - Ноябрьск 24 В Пуровском районе погиб 50-летний житель Муравленко. Тело мужчины спасатели обнаружили 13 июня на озере, расположенном в 60 километрах от города.
20.06.2018 Ноябрьск 24
Предполагаемому криминальному эпизоду вскоре исполнится почти пять лет. По данным следствия, еще в сентябре 2013 года чиновник, исполнявший обязанности начальника городского департамента строительства,
04.06.2018 Красный Север
Лучший библиотекарь расскажет, как превратить работу в место притяжения - ИА Север-Пресс Фото из архива ИА "Север - Пресс" Заведующий сектором краеведческой информации Централизованной городской библиотеки имени Виктора Муравленко Иван Гапчук принимает участие в «БиблиоТавриде».
20.06.2018 ИА Север-Пресс
Ямальский студент получил именную стипендию от Елены Лаптандер (видео) - ИА Север-Пресс Фото ИА «Север-Пресс» Сегодня, 20 июня, в Салехарде депутат Законодательного Собрания ЯНАО Елена Лаптандер вручила именную стипендию в 20 тысяч рублей студенту Ямальского многопрофильного колледжа Петру Шахову.
20.06.2018 ИА Север-Пресс
19 мая в Ноябрьске прошла акция «Вечер в музее». Свои двери приветливо распахнули Музейный ресурсный центр, Музей воинской славы и Городской центр ремесел.
24.05.2018 Газета Северная вахта
Нажмите для предварительного просмотра изображения - Газета Северная вахта  На озере Ермолаевском прошла первая туристическая смена программы «Ноябрьская кругосветка».
20.06.2018 Газета Северная вахта
Ледокол «Обь» спустят на воду - ИА Север-Пресс На Выборгском судостроительном заводе 21 июня будет спущен на воду портовый ледокол «Обь», строящийся по проекту Aker Arc124 по заказу Атомфлота.
20.06.2018 ИА Север-Пресс
Салехардский художник Александр Матвееев в честь чемпионата мира по футболу-2018, который сегодня открывается в Москве, изготовил медведей-болельщиков сборной России.
14.06.2018 Красный Север
Серьёзный пожар произошёл в январе этого года по адресу Пушкина, 32. Ранним утром там в одной из квартир случилось возгорание, огонь мгновенно стал распространяться с первого на второй этажи.
20.06.2018 Студия Факт